Seeing Voices - впечатления о книге Оливера СаксаЯ только что прочитал книгу Оливера Сакса «Seeing Voices: A Journey Into The Land of the Deaf» («Видящие голос: путешествие в страну Глухих») и пока воспоминания свежи хочу поделиться впечатлениями и своим переводом коротких фрагментов этой книги, никогда не издававшейся на русском языке.

Оливер Сакс – британский невролог, нейропсихолог и известный писатель. Русскоязычному читателю могут быть знакомы его произведения «Человек, который принял свою жену за шляпу», «Мигрень», «Антрополог на Марсе» и «Нога как точка опоры». По книге «Awakenings» («Пробужде́ния») в 1990 году был снят одноименный фильм с Робертом Де Ниро и Робином Уильямсом в главных ролях, номинировавшийся на «Оскар» как лучший фильм года.

Книга «Seeing Voices» о мире глухих людей. И о языке глухих людей, естественном, красивом и выразительном. В общем-то, в рамках своих профессиональных интересов я и раньше читал о жестовых языках. Понимал разницу между естественным жестовым языком и жестовым калькированием языка слышащих людей. Я слышал о том, что в некоторых странах национальный жестовый язык имеет статус официального языка страны и о том, что многие глухие с детства люди не любят, когда их называют «инвалидами». Но глубокого понимания сути этих явлений у меня не было. Так, придание  жестовым языкам официального статуса казалось очередным забавным капризом западноевропейской политкорректности. Оказалось, что воспринимал я эти проблемы довольно поверхностно. Но предоставлю слово самому Оливеру Саксу.

«Мои поездки оставили смешанные впечатления. Я был подавлен, узнав, сколько глухих людей, лишены полноценного языка, средства не только общения, но и мышления.… Но параллельно я открыл для себя другое явление, даже не биологическое, а культурное. Многие глухие люди все же осваивают вполне совершенный язык. Язык другого рода, чем тот, к которому мы привыкли. Язык, не только являющийся основой мышления (и действительно поддерживающий такие формы мыслительной деятельности, которые полностью не могут представить нормально слышащие люди), но и служащий фундаментом развития общины. Я не забыл о «медицинском» статусе глухих, но теперь я увидел их в новом, «этническом» свете, как людей со своим самостоятельным языком и собственной культурой».

Тем, чем для меня стала «Seeing Voices», для самого Оливера Сакса явилась книга Харлана Лэйна «When the Mind Hears: A History of the Deaf». Снова цитирую Сакса, присоединяясь к каждому слову:  «До прочтения книги Лэйна я употреблял по отношению к глухим пациентам, находящимся под моим наблюдением,  исключительно медицинские термины, такие как «болезни уха» и «отологическое поражение». После прочтения …я стал думать о них не как о глухих, а как о Глухих - людях, принадлежащих к другой языковой группе».

В книге «Seeing Voices» Оливер Сакс много рассказывает об истории изучения жестового языка: «Американскому жестовому языку (Амслену) не уделялось научное внимание вплоть до конца 1950х, когда Уильям Стокоу, молодой медиевист и лингвист, появился в колледже Галлодета. Стокоу думал, что он пришел преподавать Чосера глухим, но очень скоро понял, что попал в самую экстраординарную в мире лингвистическую среду. В то время Амслен не считался полноценным языком, а скорее разновидностью пантомимы или жестового кода. Или еще ломанным английским для рук. Гениальность Стокоу проявилась в том, что он смог увидеть и доказать, что Амслен не является ничем из перечисленного, а соответствует всем критериям истинного языка…. В 1960 году  Стокоу опубликовал книгу «Структура жестового языка», а в 1965 (вместе со своими глухими коллегами Дороти Кастерлайн и Карлом Кронебергом) –  словарь американского жестового языка.  Стокоу был убежден, что жесты – это не просто картинки, но комплексные абстрактные символы со сложной внутренней структурой. Он был первым, кто рассмотрел эту структуру, кто препарировал жесты и разложил их на составляющие части».

Оливер Сакс говорит о необходимости как можно более раннего знакомства глухого ребенка, родившегося в семье слышащих родителей, с жестовым языком: «Социальное, эмоциональное и  интеллектуальное общение начинается с первого дня жизни. Невозможность такого общения нарушает интеллектуальное развитие ребенка, развитие речи и эмоциональную сферу.  И, конечно, именно это часто происходит с ребенком, родившимся глухим. Хильда Шлезингер и Кэтрин Мидоу пишут в начале своей книги «Sound and Sign»: «Врожденная глухота – это больше, чем медицинский диагноз; это культурный феномен, в котором социальные, эмоциональные, лингвистические, интеллектуальные аспекты и проблемы соединены неразрывно….  К восьми годам жизни многие глухие дети отстают в понимании вопросов,… плохо разбираются в  причинно-следственных отношениях и редко высказывают идеи о будущем».

Многие, но не все….

Сакс с искренним восхищением рассказывает историю Шарлотты: «Шарлота, маленькая шестилетняя девочка, глуха с самого рождения. Но, не смотря на это, она удивительно общительный, развитый ребенок, любопытный и получающий радость от общения с миром.  Она практически ничем не отличается от других шестилетних детей. Что же произошло в ее случае? Как только родители Шарлотты осознали, что девочка глуха, они решили выучить жестовый язык, понимая, что ребенок не сможет легко освоить разговорную речь.  Точно также поступили несколько их родственников и друзей».

Оливер Сакс много внимания уделяет разнице между искусственными и естественными жестовыми языками. Искусственный жестовый язык (например, Сиглиш) создается слышащими людьми и является буквальным переводом разговорного языка слышащих на жесты с сохранением его внутренней структуры. Естественный жестовый язык (например, Амслен) самостоятельно возникает в среде глухих людей и имеет свою грамматику и синтаксис, которые отличаются  от языка слышащих. Интересен пример знакомства с этими языками семьи Шарлотты:  «Когда Шарлотте исполнилось четыре года, ее мама Сара-Элизабет написала: «В возрасте десять месяцев выяснилось, что наша дочь Шарлотта полностью глуха…. Когда первые панические приступы утихли, стало понятно, что нам необходимо освоить язык жестов, чтобы общаться с дочерью. Мы начали изучать Signed Exact English (Сиглиш), представляющий собой искусственную языковую систему прямой передачи слов разговорного английского языка жестами. Как мы надеялись,  это должно было помочь нам передать наш язык, нашу литературу, нашу культуру дочке. Как слышащие родители  мы были напуганы задачей выучить новый язык самим и параллельно учить языку Шарлотту, поэтому жестовый язык на основе английского (Сиглиш) казался нам наиболее приемлемым. Мы отчаянно верили, в то, что Шарлотте также будет легко его осваивать. Через год нам пришлось уйти от жестко калькированного Сиглиша и начать использовать гибридный язык (Pidgin Signed English), сочетая словарь Амслена, лучше подходящий для визуального общения, с английским синтаксисом, который более привычен слышащим людям….[Но] совершенные  линейные структуры разговорного английского невозможно дословно перевести в жестовый язык [трехмерный по своей сути] и нам пришлось учиться строить чисто визуальные предложения. И вот тут мы открыли для себя красоту и увлекательность [естественной] жестовой речи: идиомы, юмор, мимику, жесты, выражающие целую концепцию…. Теперь мы изучаем Амслен под руководством глухой женщины, которая может переводить свой родной жестовый язык на разговорный английский. Процесс обучения увлек нас всех. Амслен – оригинальный, удобный, красивый и выразительный. Нам приятно осознавать, что жесты Шарлотты гармонично подходят ее визуальному типу мышления. Под влиянием Шарлотты мы сами по-новому начинаем воспринимать  физические объекты и их свойства».

«Вместо того, чтобы навязывать свой звуковой мир ребенку, как делают многие родители глухих детей, они [родители Шарлотты] поддержали ее на пути в ее собственный (зрительный) мир и сумели войти в него вместе с ней», - пишет Оливер Сакс, видя в этой истории пример для подражания. Жестовый язык, по мнению Сакса, позволяет глухому ребенку гармонично развиваться интеллектуально и эмоционально, не теряя драгоценное время первых детских лет на  попытки освоить язык слышащих людей. Разговорный английский глухой ребенок может учить как второй язык, но языком постижения окружающего мира должен быть жестовый. Именно в этом лейтмотив книги  «Seeing Voices».

В заключение хочу предложить к просмотру песню White Stripes «We're Going To Be Friends», переведенную на Амслен.

Возможно, вам также будет интересно прочитать следующие статьи:

«Season to Taste». Заметки на полях прочитанной книги

Об Эмпайр-стейт-билдинг, индейцах-мохоках и вестибулярной тренировке грудных младенцев

Rebuilt: Майкл Хорост о кохлеарной имплантации

Добавить комментарий

Сообщения публикуются на сайте после прочтения модератором.
Уважаемые посетители сайта Lorsovet! Консультации отоларинголога на сайте приостановлены на неопределенный срок в связи с большой рабочей нагрузкой автора блога офлайн.


Защитный код
Обновить